Информеры - курсы валют



Евгений Рогожин

Рогожин Евгений Александрович-

главный оценщик банка и молодой поэт

Несбывшееся, девичье  image-28-03-13-08-31-1.jpeg

Как-то рано утром.
Только рассветало.
Звёздной мелкой пудрой
Ночь ещё дышала.

Птиц ещё не слышно.
Спит любимый город.
Я из дома вышла.
Появился повод.

Я хочу вернуться
В детство золотое.
И вот в нём проснуться
С радугой-дугою.

Заплести в косички
Добрый тёплый дождик.
И набрать водички
Полный медный ковшик.

Ей полить цветочки,
Чтобы расцветали.
Чтоб в моём горшочке
Быстро подрастали.

А потом пошла бы
Миру я навстречу.
Я б пожала лапы
Всем кого примечу.

Лучик Солнца тонкий
У меня в ладони.
Птичек голос звонкий
Слышу я с просони.

Ветра буйну гриву
Нежно обнимаю.
Я его всю силу
Всё  же понимаю.

Я хочу подняться 
Высоко над лесом.
С ветром покататься
Было бы чудесно.

Пробежать по соснам.
Прямо по макушкам.
Обращаясь к звёздам,
Как к своим подружкам.

«Звёзды, дорогие!
Вы светите ярче!
Солнцу помогите, 
Чтобы было жарче.

Чтобы ночью было,
Как и днём - чудесно.
На Земле Вас любят!
Это ж Вам известно!»

Долго я бродила.
В детство, где дорога?
Город исходила.
Толку лишь немного.

Заплетать в косички
Не могу я дождик.
А могу наполнить
Только медный ковшик.

Лучик Солнца тонкий
Не поймать в ладони.
А вот птичек звонких
Слышу я с просони.

Полетать над лесом
Не могу всё так же.
Что-то может с весом?
Вроде всё, как раньше.

Вижу в небе звёзды.
И шепчу им часто.
Но молчат все просто.
В общем, всё напрасно.
  
Не могу вернуться
В детство золотое.
А могу проснуться
Радугой-дугою.

***

Счастье

 

Скользит вальяжно Счастье между рук.
Водой меж пальцев утекает.
Очерчен Счастьем чей-то круг.
А что за круг никто не знает.

Похоже Счастье на руно.
Висит в пещере. Золотом играет.
Найти руно не всем дано.
Да и найдя, как удержать, ни кто не знает.

Оно порхает бабочкой в саду.
Оно снежинкою на Солнце тает.
И Золотою Рыбкою в стареньком пруду
От злого невода куда-то уплывает.

Оно к огню стремиться мотыльком.
В объятьях пламени, как пух сгорает.
И чудным ласковым грибным дождём
Об осени грядущей всем напоминает.

Оно, как след, оставленный звездой,
На миг блеснёт и исчезает.
Оно лесной невидимой тропой
Куда-то в глушь зовёт и манит.

Оно как лёгкий запах белых роз
Рассудок человеческий туманит.
И стройной стайкой радостных берёз
Зелёные серёжки под ноги бросает.

И тут же белой чайкой со скалы
Срывается кружить над синим морем.
И топчется у входа до поры,
Боясь, что Счастье станет Горем.

Но лучше всё ж его не ждать.
Пусть Счастье будет лучше чудом.
И если станешь им ты обладать,
Делись со всеми, как с лучшим другом.

 

20 марта 2013 г.

***

 

Я перелистал по дням прошедшую неделю

 

 

Я перелистал по дням прошедшую неделю.

И эти дни все канули в лета.

В движенье дней от февраля к апрелю,

Я замечаю рост неспешный дня.

 

Минуты капают, дневную наполняя чашу.

И брызги Солнца все сильней.

Я синей краской небо кистью крашу.

И жду, чтоб краска высохли скорей.

 

Когда подсохнет, небо засверкает.

И засияет Солнце в пёстрых облаках.

Моя Душа на скрипке заиграет

Мелодию, рождённую в сердцах.

 

 

 

10 февраля 2013 г.

 

 

 

Я семь потов с тебя, сошедших

 

 

Я семь потов с тебя, сошедших.

Я семь мерил, отвергнутых тобой.

Я семь грехов, до сели сумасшедших.

Я семь гостей, зашедших на постой.

 

Я семь табу, написанных в скрижалях.

Я семь надежд, истерзанных людьми

Я семь беззвучных нот, звучащих на рояле.

Я цифра семь на карте у Судьбы.

 

Я семь чудес, забытых Светом.

Я просто семь, уставших дней.

Я семь восходов Солнца летом.

Я семь пустых бесчувственных ночей.

 

Я семь простых нежнейших ожиданий.

Я семь простых чудесных снов.

Я семь простых твоих желаний.

Я семь простых твоих обнов.

 

Я семь минут последнего свиданья.

Я семь твоих пленительных «Прости!»

Я семь веков, отпущенных для пониманья.

Я семь мгновений данных для Любви.

 

 

15 ноября 2012 г.

Тебе одной

 

 

Тебе одной могли б поэты

Свои романсы посвящать.

А с неба солнц и лун дуэты

Твой путь во мраке освещать.

 

Могли б художники с восторгом

Твои портреты рисовать.

А модельеры осторожно

С тебя лекала создавать.

 

Могли бы страстные гусары

В дуэлях жизнь свою отдать.

А боевые генералы

К своим солдатам ревновать.

 

Могли б купцы свои заводы

Тебе от радости дарить.

А царь морской свои народы

Тебе заставил бы служить.

 

И это всё могло достаться

Тебе одной, тебе одной.

Но разве можно полагаться

На ключик Счастья Золотой?

 

А только нужно постараться

Увидеть отблески в огне.

Там чувства могут зарождаться,

Подвластные тебе и мне.

 

 

 

22 марта 2011 г.

 

 

Бегу я по центру, и вдруг в глубине

 

Бегу я по центру, и вдруг в глубине

Я вижу ограду в литом чугуне.

В величии гордом, по команде: «Парад!»

Стоит в тишине Александровский сад.

 

Стоит горделиво, стоит на посту.

Спиною своею, заслонил он звезду.

Из этой звезды в небо льётся огонь.

И рвётся он высь, точно вздыбленный конь.

 

Кто-то от боли негромко кричит,

Но большинство стоит и молчит.

Отчётливо слышится  шаг часовых,

Взрывающих вмиг тишину мостовых.

 

И слышится чётко, как гулкий набат.

Как стих, как молитва: «Ты слышишь, солдат!

Мы не забыли и не сможем забыть.

Как ты умирал, но мечтал победить!

 

Как ты отступал и стоял до конца.

А дома письмо, что убили отца:

«Мол, так-то и так-то, в боях под Орлом

Геройски погиб, защищая тот дом!»

 

А ты продолжал наступать, наступать!

И был не один ты - вас целая рать.

И место в строю занимал тот другой,

Ещё не убитый, солдат молодой.

 

И сколько и где Вас всех там полегло

Не скажет нам даже и Совинформбюро.

Но это не важно: «Спасибо солдат!

За жизнь, за свободу, за дивный наш Сад!»

 

Там где лежишь ты под старой стеной,

Где липы гудят над твоей головой,

Где дети цветы возлагают, скорбя.

Ты не забыт! Мы все помним тебя:

 

«Имя твоё не известно!

Подвиг твой бессмертен!»

 

18 апреля 2011 г. – 6 мая 2011 г

 

Из жизни старой мы осколки

 

 

Из жизни старой мы осколки

Разбитых зеркал не возьмём.

Помоем стены мы и полки

Весенним, проливным дождём.

 

Отмоем мир воспоминаний

От разной старой мишуры.

А мир утраченных желаний

Поднимем к солнцу из земли.

 

Потом помолимся в дорогу.

Перекрестившись, мы вздохнём.

С друзьями тихо понемногу

По жизни дальше мы пойдём.

 

 

27 июня 2011 г.

Я, как корабль, поле перейду

Витиеватость жизни вынуждает

 

Я, как корабль, поле перейду.

Туда, где зеленеет кромка леса.

И в волнах ржи не пропаду.

Пропасть во ржи нет интереса!

 

Колосья все прогнуться под рукой,

Меж пальцев протекут рекою.

И тут же ветер, молодой,

Промчится мимо гривой золотою.

 

Он пронесётся, как бушующий огонь.

Но не сгорят ни стебли, ни колосья.

А он носиться будет, словно конь.

Но сможет не топтать их вовсе.

 

Он взбудоражит поле вдоль и поперёк.

Закружит в танце каждый стебелёчек.

И через мгновенье поле не поймёт,

Какой с утра настал денёчек.

 

Я вместе с ветром поле перейду.

И тень дубравы будет мне наградой.

И в той тени себе найду

Всё то, что будет дальше мне усладой.

 

 

 

Витиеватость жизни вынуждает

Плести невольно кружева.

И одновременно с этим позволяет

Коклюшкой не почувствовать себя.

 

На спицу быть не хочется похожим.

А также быть податливым крючком,

Иголкой с ниткой, шьющей кожи,

И жарким, плоским  утюгом.

 

Не хочется гладильной быть доскою,

Напёрстком, даже и стальным,

И стильной выкройкой с покроем

Почти что модным, но простым.

 

Не хочется лежать на старой полке.

Не хочется на вешалке висеть.

А хочется трещать, так без умолку.

И хочется художественно свистеть.

 

И хочется орать и сквернословить.

Верней без мата, просто так орать!

И хочется так жить, и никого не злобить!

И полной грудью радостно дышать!

 

03 марта 2013 г.

01 – 03 марта 2013 г.

 

Печальность брошенных событий

Как радостно тебе дарить

 

Печальность брошенных событий,

До логики не доведенных дел,

Никчёмность маленьких открытий

Для большинства людей удел.

 

Другие, словно в небе звёзды,

Летят, сгорая на своём пути.

Мелькают частоколом вёрсты.

И всё легко, поминовением руки.

 

Любое дело спорится в пространстве.

Любой развяжется невнятный узелок.

И в этом непременном постоянстве

Для Радости найдётся уголок.

 

Они легки, быстры, подвижны.

У них нет времени скулить.

Они живут короче в трижды,

Но успевают всё понять, решить.

 

И я рванусь за ними без оглядки.

И постараюсь в поезд их вскочить.

Ведь Мира нудные порядки

Мне ни за что и никогда не полюбить.

 

 

Как радостно тебе дарить

Широкие и добрые улыбки.

И губы нежные ловить,

Вкушая прелесть пытки.

 

Как радостно тебе дарить

Цветов огромные охапки.

И первый раз до дому проводить

Спокойно, тихо, без оглядки.

 

Как радостно тебе дарить

Бушующую кучу всех эмоций.

И жить! С тобою просто жить!

Без всяких старых верных лоций!

 

04 марта 2013 г.

04 марта 2013 г.

  

Шептал когда-то Еве Змей

Я назову тебя любимой

 

Шептал когда-то Еве Змей:

«Вкуси! Вкуси! Вкуси!»

С тех самых пор до наших дней

Несётся: «Господи! Спаси!»

 

Но было сразу не понять,

Что жило в яблоке сыром?

Иль нужно было подождать?

Иль Змея задушить вдвоём?

 

Какой фермент открыл глаза?

И был ли, в самом деле, грех?

Кто взвесил «против» или «за»?

А может просто был успех?

 

Но детям Евы не дано,

Хоть что-то в прошлом изменить.

Но где Адамово ребро?

И это всё могло ли быть?

 

 

Я назову тебя любимой!

И вот тебе моя рука!

И письма будут почтой голубиной

К тебе лететь, когда ты будешь далека!

 

Я назову тебя любимой!

И сколько нам бы не прожить,

Спешить я буду дорогой длинной

Всегда к тебе туда, где будешь жить!

 

Я назову тебя любимой!

Я всё смогу, поверь, преодолеть!

И белый свет неотразимый

К твоим ногам я брошу тлеть!

 

Я назову тебя любимой!

Я дальних звёзд безбрежные пути

Погуще вымажу земною глиной

И запеку глазурью в  маленькой печи.

 

Я назову тебя любимой!

И буду воздухом одним с тобой дышать!

И если Смерть разлучит нас неумолимо,

Одному из нас придётся ждать!

 

04 марта 2013 г.

04 марта 2013 г.

 

Чтоб мимоза пожелтела

Соберу в кузовочек

 

Чтоб мимоза пожелтела!

Чтоб тюльпаны расцвели!

Чтоб Душа Восьмого пела!

Чтоб обидеть не смогли!

 

В мужиках, чтоб было проку!

Испарились мужики.

Как цветы, их нужно к сроку

Прорастить, сажать в горшки!

 

Поливать живой водою,

Чтоб топорщились сучки!

Чтоб естественной листвою

Зеленеть они могли!

 

Запах, чтоб как у Шанели!

Чтоб не гнил огромный ствол!

Чтоб на ветках всё же зрели

Огурец и помидор!

 

Чтоб всегда был под рукою!

Чтоб искрился и горел!

Чтоб любил, как Дафнис Хлою!

Чтоб стонал! И не робел!

 

 

Соберу в кузовочек

Все свои сбереженья.

Это леса мысочек.

Соловьёв песнопенья.

 

Это ночи с Луною.

Это утром рассветы.

И дожди, что стеною.

Это радости, беды.

 

Это звуки печали.

Это звуки оркестров.

Все места, где не ждали.

Радость всех переездов.

 

Это грусть вечерами.

Это запах сирени.

Это жизнь между снами.

Это бодрость и лени.

 

Это звёзд все мерцанья

В отражении Света.

Это все ожиданья

Долгожданного Лета.

 

 

04 марта 2013 г.

05 марта 2013 г.

 

 

Поверхность неба в зеркалах

Я в кучу кучную всего собрал

 

Поверхность неба в зеркалах.

И тем же самым вторит море.

И что-то между, на цепях.

А что, и не играет роли.

 

Оно качается. Висит.

Но звенья потихоньку тают.

И струйкой тень от них бежит.

Куда бежит она не знает.

 

И берег скомкался в дали.

И небеса все сжались в точку.

А ветры дуют в ковыли.

А их уж нет. Сгорели все поодиночке.

 

Весь мир исчез. И только зеркала.

Последние стирают отраженья.

И в пустоте зеркальной нет вчера.

Сегодня нет. И нет любого осмысленья.

 

 

Я в кучу кучную всего собрал.

Всё то, что я когда-то не доделал.

Что мастерил и что сломал,

И на работе чем я ведал.

 

И оказалось недоделок тьма.

Гора лежит передо мной большая.

Не хватит времени, а главное труда,

Собрать все беды в виде урожая.

 

Где ни копни, здесь всё моё.

Лежат мои прожекты, планы.

И крылья все у них – чугунное литьё.

Не могут с ними летать аэропланы.

 

Здесь всё покрылось сорною травой.

Мои мечты погрязли все в трясине.

Но, кажется, что я всё тот же, молодой!

Сейчас схвачусь за всё! И всё осилю!

 

Но нет. Нельзя распутать весь клубок.

Здесь слишком много наслоений.

Хотя, вот сходу, на глазок,

Всего-то надо десять упражнений.

 

Во-первых, нужно глубоко вздохнуть.

Определить, что в куче есть живое.

Поднявшую из кучи муть

Собрать или убрать, как наносное.

 

Почистить чешую истерзанных идей.

И вымыть мысли дождевой водою.

Освободить все связи от гвоздей.

И разбирается гора сама собою.

 

Завалы всех ненужных дел,

Моих прожектов, призрачных терзаний,

Все будут убраны, переместятся в тлен.

Останутся хрустальные мечты желаний.

 

И вот с остатками очищенных идей

Вгрызусь я в Мир, непостижимый!

И в море необузданных страстей

Я погружусь один со свежей силой!

 

 

05 марта 2013 г.

05 – 08 марта 2013 г.

 

Я в кутерьме домов тропу ищу

Плачет дождь за окном

 

Я в кутерьме домов тропу ищу.

Она едва видна при ярком свете.

И в этом поиске я не грущу.

Я ведь в плаще и бархатном берете.

 

Мой плащ спасает от невзгод.

Берет спасает от ненужных взглядов.

И тонкой тенью от городских ворот

Тропа бежит по кромке снегопадов.

 

Тропинка собирается сбежать.

Упасть на дно жилых кварталов.

Её слова уж трудно разобрать.

А уж понять нельзя и в малом.

 

Тропинка тает во дворах.

Её дыханье забирает полночь,

И прячет в складках платья второпях,

Боясь моих собак, всех гончих.

 

И я опять сегодня не у дел.

Пропал твой след с тропинкой вместе.

Но я упрям и безгранично смел

И не сидится мне на старом месте.

 

Я буду мчаться меж домов.

К тебе одной, моя любовь, стремленье.

И в мельтешенье всех твоих обнов

Смешаю понедельник с воскресеньем.

 

Я взбаламучу всех минут часы

В водовороте призрачных мгновений.

Секундной стрелки звучащие басы

Я брошу пред тобою на колени.

 

Замрёт весь Мир на малый миг.

Замрут все шорохи и звуки.

И побежит к тебе мой стих,

Опережая все возможные разлуки.

 

 

Плачет дождь за окном.

Обревелась ручьями столица.

Вытру город тряпьём.

Нет! Тряпьём никуда не годится!

 

Вытру город платком,

В пиджаке завалялся в кармане.

Оставлять ни к чему на потом,

То, что можно сделать руками.

 

Но не хватит мне и платка,

Полотенец не хватит махровых.

Протереть смогу лишь едва

Пот со лба до надбровий бугровых.

 

Положу я весь город в постель.

Там он сможет обсохнуть в перинах.

Выпить Рома с Кокой коктейль,

Отражаясь улыбкой в витринах.

 

А потом закружится в огне

Всех реклам, городских освещений.

И увидит под утро во сне

Новизну всех своих изменений.

 

 

08 – 09 марта 2013 г.

09 марта 2013 г.

 

Я чёрных крыльев взмахи вижу

На пруду скользили ноги

 

Я чёрных крыльев взмахи вижу.

И чёрных перьев торжество.

Я клёкот радостный их слышу.

Вокруг меня их большинство.

 

Они летят над садом низко.

Огромна тень от их крыла.

И клюв открытый, грозный близко.

И глаз, как остриё копья.

 

И нет возможности избавить

От этих птиц мой дивный сад.

А птицы, эти, могут ранить!

Их крылья угрожающе гремят!

 

Они, как вороны чужие,

Кружат над садом круглый год.

Их дети здесь же, золотые!

Они вкушают сладкий плод!

 

Они когтями впились в тело!

И рвут его на тысячи кусков.

И в этом всё их дело:

Насытить кучу нужных ртов!

 

Ну что ж пируйте, хлопочите!

Терзайте милый дивный сад!

Потом прощенье не просите.

Нельзя вернуть прошедшее назад!

 

 

На пруду скользили ноги.

Нет, не так! Коньки с ногами!

В это время буквы, слоги

Обрастали все словами.

 

Разве могут чьи-то ноги,

Что-то вымолвить слогами.

Нет, не так! Наверно слоги

Произносятся ногами!

 

Кто-то что-то перепутал!

Ноги явно промолчали.

Лёд коньками кто-то щупал.

А слова все отдыхали.

 

Нет, не так! Коньки рисуют,

То, что выдумали ноги!

А поэты все рифмуют

То, что дали им все слоги!

 

Здесь бы я сплясал ногами.

Ноги знают, что им нужно.

Дальше я б сказал словами:

«Слоги, будьте, добродушны!»

 

Только всем и не понятно,

Что же могут наши ноги!

Мне б хотелось, чтобы внятно

Разобрали они слоги!

 

Разобрали и сложили

Всё, что зиждется словами.

А потом по льду кружили,

Лёд, царапая коньками.

 

10 – 12 марта 2013 г.

12 марта 2013 г.

 

Ветер снова Землю кружит

Воздух прозрачный Зимой заколдован

 

Ветер снова Землю кружит.

Март под Солнцем золотым.

Ветром Марта я разбужен.

Воздух стал весь голубым.

 

Где-то спят ещё вершины,

Под себя поджав снега.

Зимней нету чертовщины.

Подалась в бега Зима!

 

Подалась Зима в просторы,

Где холодные ветра

Обдувают сине горы

И бросают вниз снега.

 

Где топорщиться Весною

Март, одевши семь порток.

Где клубится под Землёю

Первый дружный ручеёк.

 

 

Воздух прозрачный Зимой заколдован.

А окна и двери забиты на крест.

Каждый цветочек Весной застрахован

Без постоянного жительства мест.

 

В шелесте жизни, застрявшей в проёмах,

Когда воздух наестся свежим теплом,

Соцветья и кисти в платьицах новых

Цветы все распустят своим шепотком.

 

С нежной пыльцою влажных сиреней

Воздух дурманом Весны оживёт.

И разлетятся, как можно быстрее,

Песни цветов, что Весна уже ждёт.

12 – 13 марта 2013 г.

12 – 13 марта 2013 г.

 

Я медленно бреду по году

Куда-то улетают снегири

 

Я медленно бреду по году.

Прошёл январь, за ним февраль.

Влияю, как могу, я на погоду.

А убывающей Зимы – не жаль.

 

Я Солнце песней вызываю.

Стихи читаю ветру на распев.

И облакам кучится, помогаю

И речкам убыстрять свой бег.

 

Прошу снега быстрей растаять.

И Март стараюсь рассмешить.

Природа просто позволяет

Мне с ней по-доброму дружить!

 

 

 

Куда-то улетают снегири.

Алеют в воздухе их грудки.

Куда-то вдаль летят они.

Какой уж день, какие сутки.

 

Уносят вдаль они Зимы

Метели, вьюги, снегопады.

И где-то на краю Земли

Их ждут. Им будут рады.

 

Там оживёт опять метель.

Там затанцуют снегопады.

И снег кружиться будет день

Иль столько сколько надо.

 

И будут снегири порхать,

И охранять Зимы покои.

А та заснёт и будет спать

Сном беспробудной сони.

 

14 марта 2013 г.

14 марта 2013 г.

 

Любить тебя как наказанье

 

Любить тебя как наказанье.

Любить тебя как волшебство.

Бессмысленность любого состраданья.

И полная бессмысленность всего.

 

18 марта 2013 г.

 

Я расстаюсь с привычкой думать о тебе

 

Я расстаюсь с привычкой думать о тебе.

В ней нет нужды. И нет привычного желанья.

Нет сожаленья. Нет жалости к себе.

Пропало всё. Осталось только созерцанье.

 

Так я смотрю за медленным течением реки.

Смотрю на облака, плывущие в неведомые дали.

Но как же мы с тобою стали далеки.

Как ненароком себя мы в этом мире потеряли.

 

Ну что ж, потерян мир твоих щедрот.

Потерян мир пустых, ненужных слов и обещаний.

Как раз пора понять, и жить наоборот.

Жить вдалеке от воображаемых страданий.

 

Я расстаюсь с привычкой думать о тебе.

Своей Любовью вновь тебя не обеспокою.

Нет сожаленья. Нет жалости к себе.

За дверью новые миры. Они все ждут, когда я их открою.

 

 

18 марта 2013 г.

 

Там клевер буйно расцветает

Я шёл безбрежною дорогой

 

Там клевер буйно расцветает.

Крапива там растёт в тиши.

И лишь каштан всё понимает,

Раскинув ветви от души.

 

Его красивых стройных свечек.

Всегда мы видим торжество.

Они, в беспечности овечек,

Пасутся в кроне всё равно.

 

Они всегда полны свободы.

И все взъерошены всерьёз.

Нектар их вкусен. Это что-то.

И он стекает струйкой слёз.

 

Ну а по Осени, булавой,

Свеча на землю упадёт.

И не познав фанфар и славы

Каштаном новым прорастёт.

 

 

Я шёл безбрежною дорогой.

Я шёл к тебе, почти что наугад.

Всего так в жизни было много.

Всему я был, конечно, рад.

 

Любил я Солнц внезапные восходы,

Когда во тьму влетает свет.

Когда его лучи, как всходы

Дают всем жизнь на много лет.

 

Любил я ветра перемены,

Когда вдруг сразу вся листва

Так задрожит, волнуясь неизменно,

Как будто что-то сделала сама.

 

Любил всегда внезапный дождик,

Летящий каплями к Земле.

И радугу любил, висящий мостик.

Я по нему хотел бежать к тебе.

 

Я удивлялся, что дороги

Всегда ведут меня к тебе.

И что мои натруженные ноги

Всегда легки, когда увижу я тебя в окне.

 

Всегда любил я Солнц закаты,

Когда в вечерней иль ночной тиши

Летящий звук, крылатый,

Порхал в обнимку с уханьем совы.

 

Всегда любил я запах ночи.

Когда хрустит бельё и всюду тень.

И шёпот мой, так, между прочим,

Тебе расскажет, как я скучал весь день.

 

Я шёл безбрежною дорогой.

Я шёл вперёд. И только лишь к тебе.

Всего так в жизни было много.

За это много благодарен я Судьбе.

 

18 марта 2013 г.

19 марта 2013 г.

 

Скользит вальяжно Счастье между рук

Печальный звук скучнейшей жизни

 

Скользит вальяжно Счастье между рук.

Водой меж пальцев утекает.

Очерчен Счастьем чей-то круг.

А что за круг никто не знает.

 

Похоже Счастье на руно.

Висит в пещере. Золотом играет.

Найти руно не всем дано.

Да и найдя, как удержать, ни кто не знает.

 

Оно порхает бабочкой в саду.

Оно снежинкою на Солнце тает.

И Золотою Рыбкою в стареньком пруду

От злого невода куда-то уплывает.

 

Оно к огню стремится мотыльком.

В объятьях пламени, как пух сгорает.

И чудным ласковым грибным дождём

Об осени грядущей всем напоминает.

 

Оно, как след, оставленный звездой,

На миг блеснёт и исчезает.

Оно лесной невидимой тропой

Куда-то в глушь завёт и манит.

 

Он, как лёгкий запах белых роз,

Рассудок человеческий туманит.

И стройной стайкой радостных берёз

Зелёные серёжки под ноги бросает.

 

И тут же белой чайкой со скалы

Срывается кружить над синим морем.

И топчется у входа до поры,

Боясь, что Счастье станет Горем.

 

Но лучше всё ж его не ждать.

Пусть Счастье будет лучше чудом.

И если станешь им ты обладать,

Делись со всеми, как с лучшим другом.

 

 

Печальный звук скучнейшей жизни,

Как скрип побитого дорогой колеса.

И приземлённость постной мысли,

Как лошадь в стойле без овса.

 

Печальный взгляд, ушедшим в дали.

И вечная мечта увидеть новые края.

И грусть зачем-то с Радостью смешали.

Попробовали. И поняли, что зря.

 

Печальный стон летящей стаи,

Как вздох, сорвавшийся со рта.

И всё, что потеряли сами

В дыму, живущем рядом без огня.

20 марта 2013 г.

20 марта 2013 г.

 

Набухшей почкой разорвалось

Из клетки птица улетела

 

Набухшей почкой разорвалось

Стремление всегда цвести.

И на минуту показалось,

Что всё на правильном пути.

 

И побежали в спешке соки.

И воздух стал совсем другим.

Зимы все грусти и тревоги

Вдруг показались сном одним.

 

Всё стало как-то устремляться.

Всё стало радостно дышать.

Всё стало важно удлиняться.

И лень всё стало побеждать.

 

Пока размыты были очертанья,

Пока зияла в Мире пустота.

Меняя всё в своём сознанье,

Явились Миру формы и цвета.

 

Всё стало близким и зелёным.

И синь набухшихся небес

Смотрела вниз заворожёно.

А ей на встречу устремился лес.

 

 

Из Клетки птица улетела.

На волю. В дивные края.

И помня Клетку, где сидела,

Теперь летела, как могла.

 

Она летела камнем, пулей,

Летящей в яблочко стрелой.

И пчёл гудящий где-то улей

Быстрей лишь гнал её домой.

 

Она летела вровень с ветром.

И крылья разбивали облака.

Она купалась в небе щедром.

И уставала лишь слегка.

 

Но Клетка не давала ей покоя.

Как будто Клетка в ней жила.

Гналась за нею Клетка морем,

Губами гневно надувая паруса.

 

Скрипел каркас ею железом.

И прутья натянулись в трос.

И Клетки дверь, каким-то бесом,

Стучала бешено вразнос.

 

Вот левый борт ударил залпом.

И с правого борта летит ядро.

И паруса, скрутившись бантом,

Гнались за птицей всё равно.

 

Но птица снова улетела,

Ударив клювом Клетку по рукам.

А та, в конец лишь озверела,

За борт перескочив к волнам.

 

Волна тотчас её накрыла.

Её к себе манила глубина.

И Клетка дверь свою закрыла.

Беглянка улетала навсегда.

 

А птица дальше полетела

На волю. В дивные края.

А что же Клетка? На дне ржавела.

Не может вечно жить тюрьма.

 

21 марта 2013 г.

21 - 22 марта 2013 г.

 

Разбросалось по- пустому

Мгновенье в рамке на стене

 

Разбросалось по- пустому

То, что в тереме живёт.

Не обмолвилось и словом.

Кто ж теперь его найдёт?

 

Как нащупать это в поле?

Где найти тот закуток?

Счастье это или горе,

Что пустует теремок?

 

Что оставили жилище,

Понял каждый, здесь, в лесу.

Претендентов – больше тыщи!

Перечислить не смогу.

 

То, что влезть в него не смогут,

Не волнует их совсем.

Лезут, гады, понемногу.

Жить не могут без проблем!

 

В теремок набилось много

Разных, маленьких зверьков.

Каждый мнит, что ближе к Богу!

Мол, не больше, сто шагов.

 

Понатыкались, набились,

Словно в банке монпансье.

Кто не влез, те просто злились,

Что так тесно в теремке.

 

Попытались жить все вместе.

Нет возможности дышать.

Посидеть, не то, что в кресле,

Нет возможности стоять.

 

Всё решилось прозаично.

Лопнул терем весь по швам.

Нету дома! И отлично!

Всем сестрицам по серьгам!

 

 

Мгновенье в рамке на стене

Давно мне служит интерьером.

Снимал тебя, когда-то по весне.

А снимок получился чёрно-белым.

 

Но мне не нужно ярких в нём цветов.

Вся яркость в памяти осталась.

И до тебя десяток лишь шагов.

И счастье у меня в руках, как мне казалось.

 

С тех пор прошло уж много лет.

И не осталась ты со мною.

Но та улыбка. И в глазах тот свет

Был пойман навсегда мгновением весною.

22 марта 2013 г.

23 марта 2013 г.

 

 

Дайте, дайте мне примерчик

Ну, невозможно хочется тепла

 

Дайте, дайте мне примерчик,

Малепусенький такой.

Я тогда, как Рузвельт Черчилль,

Изменю свой, жизни, строй.

 

Буду рано просыпаться.

Буду весело вставать.

Стану чаще умываться.

Душ я стану принимать.

 

Буду делать я зарядку.

Буду поднимать веса.

Всё размечу по порядку.

Стану осью колеса.

 

Закружусь со страшной силой.

Изменю собою мир.

Назову тебя я милой.

И сыграем свадьбы пир.

 

Всем гостям мы будем рады.

Ешьте, пейте всё друзья.

Лишь грустить у нас не надо.

Напиваться лишь нельзя.

 

Нужно с трезвой, нужно с ясной

Жить своею головой.

А иначе всё напрасно.

Будешь в жизни ты не свой.

 

Будет всё тебе казаться.

Будешь видеть ты чертей.

За тобою будут гнаться

С плёткой длиною своей.

 

Отстегают и попляшут

На обоих на плечах.

Тело станет манной кашей

В попурях и волдырях.

 

И попросишь ты примерчик,

Малепусенький такой.

И тогда, как Рузвельт Черчилль,

Изменишь свой, жизни, строй………

 

 

 

 

Ну, невозможно хочется тепла.

Наскучил мир натянутых улыбок.

И март, завёрнутый в снега,

Замучил окриком охрипших скрипок.

 

Смычком ведёт по воздуху Зима.

И струн воздушных слышно эхо.

И холод палочкой с утра

На пульте дирижирует с успехом.

 

Но всё же, Солнце где-то высоко.

Сидит, зевает, свесив ножки.

И в круглом теле греется тепло.

Неспешно. В час по чайной ложке.

 

Нагреется и поспешит к Земле

На тёплых маленьких и круглых ножках.

Ведь и у Солнца есть стремление к Весне.

Осталось потерпеть ещё немножко.

 

 

 

26 марта 2013 г.

26 марта 2013 г.

 

 

Я схватил за хвост удачу

Я в рыжих пятнах искупаюсь

(Татьяне)

 

Я схватил за хвост удачу.

Пролетала надо мной.

Попыталась дать мне сдачи.

Я её прижал рукой.

 

Осерчала вмиг удача.

Надавала тумаков.

Отбивался. Как иначе.

Я смышленей дураков.

 

Дураки по полю бродят.

Рот откроют до небес.

Всё шалят, да колобродят.

Во всём ищут интерес.

 

Ну, а я же по-другому.

Я ж обдумывал мечту.

Это словно тяга к дому.

Без него я не могу.

 

Ну и вот, схватил удачу.

Она тут же понеслась.

Поначалу думал – кляча,

Хоть бы как-нибудь плелась!

 

А она давай носиться.

Ну а я давай хватать.

В этом деле не лениться:

Что дают всё надо брать!

 

Я рукой повсюду шарил.

Нахватал рукой всего.

Как конём, удачей правил.

Я б сказал, совсем легко.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я в рыжих пятнах искупаюсь.

Я в рыжих пятнах утону.

И я, возможно, постараюсь

Поймать летящую Весну.

26 марта 2013 г.

26 марта 2013 г.

 

Как-то рано утром

(несбывшееся, девичье)

 

 

Как-то рано утром.

Только рассветало.

Звёздной мелкой пудрой

Ночь ещё дышала.

 

Птиц ещё не слышно.

Спит любимый город.

Я из дома вышла.

Появился повод.

 

Я хочу вернуться

В детство золотое.

И вот в нём проснуться

С радугой-дугою.

 

Заплести в косички

Добрый тёплый дождик.

И набрать водички

Полный медный ковшик.

 

Ей полить цветочки,

Чтобы расцветали.

Чтоб в моём горшочке

Быстро подрастали.

 

А потом пошла бы

Миру я навстречу.

Я б пожала лапы

Всем кого примечу.

 

Лучик Солнца тонкий

У меня в ладони.

Птичек голос звонкий

Слышу я с просони.

 

Ветра буйну гриву

Нежно обнимаю.

Я его всю силу

Всё  же понимаю.

 

Я хочу подняться

Высоко над лесом.

С ветром покататься

Было бы чудесно.

 

Пробежать по соснам.

Прямо по макушкам.

Обращаясь к звёздам,

Как к своим подружкам.

 

 

 

«Звёзды, дорогие!

Вы светите ярче!

Солнцу помогите,

Чтобы было жарче.

 

Чтобы ночью было,

Как и днём - чудесно.

На Земле Вас любят!

Это ж Вам известно!»

 

Долго я бродила.

В детство, где дорога?

Город исходила.

Толку лишь немного.

 

Заплетать в косички

Не могу я дождик.

А могу наполнить

Только медный ковшик.

 

Лучик Солнца тонкий

Не поймать в ладони.

А вот птичек звонких

Слышу я с просони.

 

Полетать над лесом

Не могу всё так же.

Что-то может с весом?

Вроде всё, как раньше.

 

Вижу в небе звёзды.

И шепчу им часто.

Но молчат все просто.

В общем, всё напрасно.

 

Не могу вернуться

В детство золотое.

А могу проснуться

Радугой-дугою.

 

 

 

27- 28 марта 2013 г.

 

В алом цвете понемногу

Неловко как-то. Всё неловко

 

В алом цвете понемногу

Растворились облака.

Алый цвет зовёт в дорогу.

Алым дышат паруса.

 

В алом цвете все рассветы.

Алый запах у Зари.

И Ассоль на бреге где-то

Ищет в алом корабли.

 

В алом сходятся туманы.

В алом жемчуг из росы.

В алом девичьи обманы.

Алый бантик для красы.

 

Алым жмурятся закаты.

Алый взгляд и у Луны.

В алом ты была когда-то.

Алый цвет был у Любви.

 

 

Неловко как-то. Всё неловко.

Сидеть. Ходить. Лежать.

Над дверью месяцем подковка.

А может Счастье она дать?

 

Её когда-то смастерили.

Наковальня. Молот. Молоток.

Её изрядно колотили.

Ну, словом, удлиняли жизни срок.

 

Потом она срослась с копытом.

Верста летела за верстой.

И каждый день была избита,

Сроднившись с пыльною землёй.

 

И после смерти лошади валялась

Среди оторванных подков.

И боль дорог у них сливалась

В поток  гарцующих годов.

 

Потом какой-то грубою рукою

Была на рынок брошена в ряды.

И я купил её. Такою.

Она над дверью. Висит для красоты.

 

И вот неловко. Думаю о Счастье.

Оно в руках подобных ей подков,

Которые, конечно, знают,

Готов ты к Счастью или не готов.

 

 

29 марта 2013 г.

30 – 31 марта 2013 г.